Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
06:43 

Santa Evita
Любуйся мной, мальчик, люби других
Вечером в комнату Лены постучали. Девушка не стала открывать, решила, что мама в честь пятницы устроила ужин пораньше и пусть слуги сами придумывают, куда им деть поднос. Однако стук повторился - не лёгким-лишь-бы-не-потревожить, а твёрдой, строгой, отчётливой дробью.
Так в этом доме позволял себе стучать лишь один человек.
- Папа! - Лена бросилась мужчине на шею и на секунду почувствовала себя маленькой беззаботной девочкой, когда он обнял её в ответ и поцеловал в щёку.
- Здравствуй.
А голос такой холодный...
- Пришёл рассказать, какая я плохая?
- Мама позвонила посреди дня и попросила немедленно приехать и разобраться, - папа вздохнул. - Я хочу понять, что между вами произошло. Считай, ты добилась, чего хотела.
- А чего я добилась?
- Внимания. Я отменил ради тебя встречу.
И специально сказал об этом, чтобы мне было стыдно. Только мне почему-то нет.
- Ясно, будешь ругаться. Можешь начинать прямо сейчас. Я заслужила.
Заслужила. Кричи! Громко, пусть все слышат. Пусть у слуг барабанные перепонки полопаются, а я наконец-то узнаю, как в с мамой ко мне на самом деле относитесь.
- Я не хочу тебя ругать.
Что?
- Тогда зачем пришёл? Что я могу тебе рассказать? Да, я дура, я испортила кучу нарядов, мамин сервиз и одну блузку, а ещё жизнь вам испортила, вы же не о такой дочери мечтали. А вы мне тоже все испортили. Родили меня... вот такой! С этими глазами, волосами, фу! На меня все смотрят, а я слова сказать не могу, как мне мерзко!
- Не ври, тебе нравится, когда на тебя смотрят, - строго заметил папа. - Ты сама хотела играть Джульетту, тебя никто не заставлял.
Лена сложила руки на груди, отгораживаясь.
- Мне нравится, как на меня смотрят, когда я на сцене. Им интересно.
Не то, что вам с мамой. У мамы дела, у тебя дела, поговорим за ужином... И всё равно не слушаете. Ну и что, что я маленькая, может, я влюбилась или меня машина сбила, какая разница, терпи до ужина! А не хочешь терпеть - к ужину не приходи. Нам нужна идеальная дочка, как с картинки!
- Мне тоже интересно, - заверил Юрий Вениаминович. - Давай ты переоденешься и спустишься в столовую, и мы всё спокойно обсудим? Мама уже отошла и очень по тебе соскучилась, и я хочу тебя видеть.
- И за ужином вы разрешите мне всё, что захочу, потому что у нас такая хорошая семья и вы так сильно меня любите?..
Потому что это легче, чем по-настоящему выслушать и понять, потому что зачем нам проникаться проблемами этого нужного для галочки ребёнка, если можно просто купить ему пони и билет в Диснейленд?!
- Я тебя жду, - ни да, ни нет.
На этом папа посчитал разговор оконченным и ушёл, а Лена так и замерла, не зная, что и думать, но точно зная, что делать.
Ни за что не спускаться к ужину.

***

Силами Лениного упрямства традиция ужинать всей семьёй плавно сошла на нет. Девушка чувствовала себя героиней, избавившей мир от вранья, но по сути всё осталось прежним - и заботливые «ты же красивая, у тебя не может быть проблем» от мамы, и вечно занятый папа, и бесконечные наряды в шкафу, и подкатывающая к горлу тошнота на репетициях.
Роль Джульетты девушка отыграла безупречно. Аплодисменты почти убедили её остаться - так хорошо, правильно и легко Лена давно себя не чувствовала, - однако ещё полугода репетиций она бы не стерпела. Даже ради месяца счастья.
Юрий Вениаминович подобрал дочери частную школу, но Лена в неё не захотела. Она помнила пафосных фиф из театра и служанку, с которой разговорилась, и посчитала, что простые люди лучше и человечнее богатых, что у них легче найти понимания. Две истерики - и родители сдались и записали девушку в самую обычную школу.
В класс Лена впорхнула нимфой в пышной красной юбке, на которой были нарисованы огромные тропические попугаи. Девушке удалось покорить всех буквально за пару минут - но очарование так и осталось иллюзией, красивой игрой, не имеющей под собой ничего прочного.
Лена боялась сближаться с людьми. Казалось, одноклассницы ей завидуют и дружат только потому, что она дарит им платья и косметику, а одноклассники поспорили, кто первый затащит её в постель. Хотелось переодеться, перестать улыбаться, показать уже не улыбку, а оскал, проверить, насколько ей дорожат... только как это было страшно! Вдруг никому она на самом деле не нужна?
Вдруг все эти жесты, слова, красивые поступки - мусор и того не стоят? Вдруг никто её не любит, вдруг никому она не нравится, вдруг похвала и признание неискренние, ненастоящие?
Этот страх преследовал Лену постоянно.
Она начала встречаться с Сашей, когда тот перепутал слова в заученном наизусть приглашении на свидание и покраснел от макушки до кончиков пят. Такое не подделаешь, решила Лена, и сказала: ты мне тоже нравишься. Саша покраснел ещё сильнее, и в тот же вечер они начали встречаться.
Лена купалась в этой любви, как в солнце, которое только-только появилось после затяжной полярной ночи, и не хотела отпускать светило за горизонт. Она так давно его не видела - как будто бы с рождения! Лена делала всё, чтобы любовь с ней осталась - поступила в Санкт-Петербург, хотя планировала в Москву, стала жить в общежитии, хотя могла бы снимать квартиру, возвращалась в Петергоф сразу после пар, хотя могла бы оставаться в городе и записаться в какой-нибудь кружок.
Искренность опьяняла.
Сильней пьянила только ложь.
Саша перестал краснеть и научился прятать вспотевшие ладони в карманы, и в какой-то момент Лена перестала его слышать. Она рассказывала о своих проблемах, потому что он всегда её слушал, потому что ей нужно было куда-то это выплеснуть, потому что только Саша умел так проникнуться, что одного его взгляда становилось легче - кому-то не плевать, кому-то не всё равно!.. Но стоило девушке раскрыть самый нежный кусок своей души, как всё исчезло.
Больше Саша на неё так не смотрел.
Саша молчал, Саша кивал, не вдумываясь, на автомате, рефлекторно, и механически гладил её по голове. Точно издевался. Жалуешься, что никто, кроме меня, не любит тебя по-настоящему? Не бойся, милая. Я тоже не люблю.
И Лена чувствовала себя маленькой девочкой, запертой в пустой комнате. Девочкой, которую не поняли. Девочкой, которую недооценили. Девочкой, которой нужно разбить самый красивый сервиз в доме, чтобы её наконец-то услышали.
Жека был очень красивый парень.
Только финал не сложился. Родители простили и погладили по голове - а Саша не простил, и Маргарита не простила, и Иванов со своей аудиторией не простил. Шлюха, стерва, сука - чего только про неё не говорили! А Лена задирала голову и смеялась. Да, я такая. Да, я сто тысяч раз такая.
Не признаваться же, что за всем этим флёром пропасть. Что она изобретала себя раз за разом, чтобы всем нравиться и получить хотя бы немного искренней любви, и что в погоне за ней девушка не успевала подумать о своём настоящем лице.
А теперь пытается оставить за собой хоть какое-то.

@темы: [lbs: demons], [little big story]

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Everyday I am writing

главная